Главная Экономика Эффективное животноводство – одна из важнейших задач, стоящих перед экономикой Кыргызстана

Эффективное животноводство – одна из важнейших задач, стоящих перед экономикой Кыргызстана

by admin
0 комментариев

Мнение экспертов на эту тему вы сможете узнать на форуме: Перейти на форум.

Животноводство является традиционным занятием в нашей республике. Издревле оно было основным промыслом кыргызского народа. И сейчас в сельской местности проживают около 65% населения, и больше половины из них заняты в сельском хозяйстве. Невозможно представить жителя села, не имеющего собственного скота. В последнее время многие горожане вкладывают деньги в покупку и содержание овец, коров, яков и лошадей. При правильном ведении это является довольно прибыльным бизнесом.

            Вхождение Кыргызстана в Таможенный союз открыло новые рынки для наших предприятий мясной отрасли. Но, к сожалению, за пять лет, прошедшие с момента вхождения в ТС, мы не смогли экспортировать в страны союза ни одного килограмма мяса и мясных продуктов. А наоборот, наши переработчики завозят мясо из России и Беларуси. В чем причина того, что наше мясо, всегда отличавшееся прекрасными вкусовыми качествами, не пользуется спросом в сопредельных странах, в частности в России, куда, будучи в составе СССР, наша республика отгружала практически всю производимую мясную продукцию? Куда делась былая слава наших животноводов, которые давали большие привесы мяса и удои молока?

В каком состоянии находится наше животноводство и мясная индустрия сейчас?

На эти и другие вопросы, касающиеся этой темы, наш корреспондент беседовал с генеральным директором мясоперерабатывающей компании «Баркад»

 Серкебаевым Кубанычем Исакуновичем.

– Что происходит с животноводством и возможен ли экспорт кыргызского мяса в страны ТС?

–Животноводство – это большая отрасль сельского хозяйства, и она характеризуется двумя основными видами животных – КРС и МРС. А так как наибольшим спросом среди потребителей пользуется говядина, то давайте рассмотрим развитие КРС в нашей стране. Чтобы понять, что происходит сейчас, надо вспомнить, что происходило в первые годы суверенитета нашей страны. Весь государственный скот, в том числе и племенной, был приватизирован, практически роздан сельским жителям, которые часть съели, часть продали, и количество скота резко сократилось, практически на 50–60%. Была утеряна основа животноводства – племенное хозяйство, закрылись племенные станции. И вот до сегодняшнего дня мы не можем восстановить то, что было одномоментно разрушено. Существующие государственные и частные племенные заводы, а также частные компании, предлагающие импортный семенной материал, не могут справиться с создавшейся ситуацией в отрасли. Поэтому наш как КРС, так и МРС потерял свою продуктивность. Возьмем, к примеру, крупный рогатый скот. Среднестатистический убойный вес составляет 180–200 кг. Это очень мало. Существующая порода КРС, будь то мясного направления или молочного направления, не дает хорошей продуктивности ни по мясу, ни по молоку. Отсюда напрашивается вывод, что необходимо поэтапно менять породу всего поголовья КРС. Это долгий процесс, но это необходимо нашему животноводству. Например, на сегодняшний день есть положительный опыт выращивания в нашей республике мясных пород КРС, таких как абердин ангус и герефорд, а молочного направления – голштины и сементалы (флекви).

Теперь давайте сделаем небольшой расчет. При общем поголовье КРС в 1,5 млн голов: 700 тыс. – коровы и нетели, 400 тыс. – молодняк и 400 тыс. – бычки для производства мяса. Если допустим, что средний убойный вес туши 180 кг, получаем – 72 000 тонн говядины. Исходя из норм потребления мяса на душу населения, этого количества не хватает даже для внутреннего потребления, не говоря об экспорте.

Справка. Среднефизиологическая норма потребления, утвержденная в КР, по мясу составляет 61 кг/чел./год. Из них на долю говядины приходится 2530 кг/чел./год.

Да и по цене наша говядина не может конкурировать с той же белорусской или российской говядиной. Для того чтобы мы имели хороший экспортный потенциал по говядине, мы должны иметь поголовье КРС высокопродуктивного мясного направления в 3–4 млн голов. Причем развитие КРС надо вести интенсивным путем.

Интенсивное развитие видится в завозе из стран дальнего и ближнего зарубежья бычков мясных пород для дальнейшего откорма и убоя, а также активное развитие племенных хозяйств и хозяйств-репродукторов путем покупки маточного стада. Понятно, что племенное хозяйство обходится дороже обычного и всегда является дотационным со стороны государства, но это даст большой положительный эффект, и государственные дотации вернутся сторицей.

При откорме, для снижения себестоимости, необходимо правильно распределять пастбищное кормление и кормление на откормочных площадках. Тут, я думаю, необходимо подключать специалистов из НИИ животноводства и пастбищ. Они должны разрабатывать всякие рационы питания, изучать и внедрять опыт передовых стран в этом деле. Пастбищное кормление, наряду со снижением себестоимости, дает тот вкус мясу, которым славится наша говядина.

            В то время когда крупные производители мясной и молочной продукции стран ТС применяют прогрессивные технологии разведения, содержания и инновационные подходы к кормлению животных, в Кыргызстане в целом в отрасли животноводства сохраняются высокие затраты ресурсов при производстве мяса. При такой себестоимости производства продукции животноводства и при таких объемах этой продукции очевидно, что Кыргызстан не может конкурировать с крупными производителями ни по цене, ни по объемам. Цена на местную говядину растет ежегодно, растет внутренний спрос, а предложение не увеличивается.

Вот мы и разобрались, что для успешного экспорта нашего мяса мы должны нарастить объемы производимой говядины и сделать конкурентоспособной цену. Поэтому в ближайшее время мы не в состоянии экспортировать говядину в страны Таможенного союза.

Хотелось отметить качество говядины. Вкусовые качества нашей говядины довольно высоки, что обуславливается тем, что скот выпасается в основном на горных пастбищах, и хотелось бы не потерять этот вкус, а развивать его. И, учитывая этот фактор, мы могли бы попытаться занять нишу на дорогих сегментах рынка мяса. Это прежде всего рестораны и предприятия, производящие мясную продукцию премиум-класса.

Что необходимо сделать, на ваш взгляд, для развития животноводства?

– Во-первых, необходимо навести элементарный порядок в отрасли.

В мясном скотоводстве нужно развивать несколько типов хозяйств: племенные, хозяйства-репродукторы, откормочные хозяйства.

Основное назначение племенного хозяйства – получение, выращивание высокопродуктивных быков-производителей и маток КРС, обеспечение ими хозяйств-репродукторов.

            Хозяйства-репродукторы должны производить телочек для ремонта маточного стада и бычков для откорма. Они должны производить реализацию молодняка в 6–8-месячном возрасте.

            Откормочные хозяйства производят доращивание и откорм полученного молодняка с реализацией его на мясо в разном возрасте.

            Такое разделение цепочки добавленной стоимости в производстве мяса позволяет более эффективно использовать финансовые ресурсы, так как не требует так называемых длинных денег.

            Во-вторых, необходимо правильно организовать рынки продаж скота. Причем, наряду с физическими рынками продаж, должны создаваться и электронные рынки, так сказать, надо активно внедрять цифровизацию.

На существующих физических рынках торговли скота сейчас творится хаос. Их коротко можно охарактеризовать строками из поэмы “Бородино” М.Ю. Лермонтова: ”Смешались в кучу кони, люди…”, остается добавить: коровы, овцы.

Мы разработали проект типового физического рынка продаж скота, который призван окультурить этот процесс. Там животные находятся в отдельных вольерах и попадают туда через специальные проходы, а потенциальные покупатели проходят между вольерами и могут рассмотреть покупаемый скот, сравнить их, так как каждый ряд вольеров заполнен одним видом скота. Перед открытием рынка специалисты ветеринарного пункта имеют возможность осмотреть продаваемый скот на предмет болезней. Сотрудники отдела по скотокрадству могут проверить животных на предмет кражи. На рынке могут работать отделения банков для осуществления безналичных расчетов. Рынок должен быть оснащен сертифицированным убойным пунктом, если клиент хочет забить купленное животное. В проекте рынка предусмотрено место, где можно проводить демонстрации племенных животных, устраивать аукционы. А также при рынке можно организовать доставку купленных животных покупателю.

Если же говорить об электронном рынке, то мы понимаем, что все сделки по купле-продаже скота происходят по интернету и, например, откормочным хозяйствам не нужно будет выезжать за 300–600 км, чтобы приобрести молодняк для откорма. Они могут это сделать не выходя из дома, а транспортные компании доставят груз адресату.

В-третьих, необходимо развивать такую отрасль, как производство кормов. Для их производства у нас в стране есть все необходимые компоненты. Это касается комбинированных кормов, а также кормов на основе трав. Сейчас владельцы наших откормочных площадок сами производят корма на своих дробилках. О научном подходе к рациону питания животных никто и не задумывается. Кстати, по производству кормов на голову КРС наша страна занимает последнее место среди стран ТС.

А как развивается сектор убоя скота? Мы знаем, что при вашем участии был открыт первый сертифицированный убойный цех.

– Этот сектор был совсем забыт и выпал из поля зрения всех госорганов, осуществляющих контроль пищевой безопасности. До сих пор скот режут в неприспособленных помещениях, в антисанитарных условиях.

В последнее время ситуация в секторе убоя наконец-то сдвинулась с мертвой точки. В данное время уже функционирует несколько сертифицированных убойных цехов различной производительности, работающих на современном оборудовании. В стадии проектирования еще один цех средней мощности. Но многие хозяйства просят мини-бойни мощностью в 15–20 голов КРС.

Наша компания предлагает мобильные мини-цеха производства Турции. Это компактные, готовые к работе комплексы производительностью до 30 голов КРС в смену. Они полностью отвечают всем требованиям пищевой безопасности и очень просты в эксплуатации. Им не требуется строительство здания, после приобретения остается подключить к электричеству и канализации и начать работать.

Надеемся, что в ближайшие 3–5 лет практически весь убой скота перейдет в сертифицированные, контролируемые помещения.

В сложившейся ситуации необходимы законодательные акты и постановления, направленные на активизацию данного сектора. Переработчики мяса давно призывают госорганы инициировать закон о коммерческом убое, согласно которому все переработчики мяса, общепит, магазины закупали бы мясо только в убойных цехах, прошедших сертификацию. Это позволило бы навести порядок в секторе массового потребления мяса, обезопасить потребителей от болезней животного происхождения и активизировать инвестиции в сектор убоя.

Несколько лет назад в республике стартовала идентификация скота. Что можете сказать по этому поводу?

– Идентификация скота – это сложный процесс, который только начался у нас. Кажется, уже заканчивают биркование и ввод в базу данных по КРС. Идентификация дает большие возможности по учету и движению скота, вакцинации, а также профилактике болезней. Я надеялся, что это будет доступная база данных для зарегистрированных пользователей, таких как откормочные хозяйства, убойные цеха, предприятия по переработке мяса. Они смогут оперативно провести контроль происхождения животного, получение им тех или иных вакцин, перенесенных болезней, и эта информация позволит пользователям принимать правильные решения, будь то подбор молодняка или приобретение скота для убоя. То есть появится прослеживаемость и история каждого животного. Мы представляли это таким образом. Но как показало время, такой базы данных нет до сих пор.

Мы должны понимать, что интенсивное развитие животноводства – это требование времени. С каждым годом в мире растет потребление животного белка.

Такие страны, как Катар, Турция, Иран, уже в ближайшем будущем заинтересованы в устойчивом импорте нашего мяса. А есть еще Китай, который начинает интересоваться экологически чистыми продуктами. Я бы сказал так: качественное мясо, которое мы можем производить, – это неиссякаемое золото Кыргызстана.

Когда мы сможем контролировать все процессы в цепочке производства, то сможем гарантировать нашим покупателям безупречное качество кыргызского мяса.

0

Недавние статьи