Главная страница » Устаревшие пестициды: кому де-юре принадлежат их захоронения и почему решение проблемы зашло в тупик? Часть I

Устаревшие пестициды: кому де-юре принадлежат их захоронения и почему решение проблемы зашло в тупик? Часть I

от editor_irina
0 комметарий 47 просмотров

В стране давно стало хорошим тоном говорить об экологических рисках.  И хотя в республике немало других, более серьезных источников потенциальной угрозы окружающей среде и здоровью кыргызстанцев, сегодня речь пойдет о ядомогильниках — пестицидах, которые хранятся в земле Кыргызстана.

Уже само это слово  —  потенциальная угроза

В переводе с латинского «пестициды» буквально означает «pestis» –«зараза» и «side» – «убивать». То есть все пестициды — химические препараты, предназначенные  для  борьбы с вредителями и болезнями сельскохозяйственных культур  и не только (для уничтожения  клещей — акарициды, сорняков — гербициды,   грибков  растений –  дефолианты, всего  известно  их  более 100 видов).

Сегодня они представляют собой не просто запасы запрещенных и устаревших  ядохимикатов, но  и угрозу для здоровья населения и окружающей среды. Она сопоставима с ущербом от воздействия радиоактивных веществ и с течением времени нарастает. Об этом сообщила санврач отдела госэпиднадзора департамента профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора при МЗ КР Гульнара Сарыева. «Образцы, взятые из почвы вблизи захоронения пестицидов, содержали опасно высокие уровни вещества, обладающего свойствами стойких органических загрязнителей (СОЗ). По данным ВОЗ, СОЗ – это химикаты, вызывающие беспокойство во всем мире из-за их способности переноситься на большие расстояния, стойкости в окружающей среде, а также их значительного и очень длительного негативного воздействия на все живое.

Международная сеть по ликвидации загрязнителей в регионе ВЕКЦА (IPEN EECCA) сообщает, что  неблагоприятное воздействие пестицидов подтверждается многочисленными исследованиями.  Проникая в человеческий организм, такие вещества могут изменять клеточную структуру, что в будущем приводит к нарушению, больше у мужского пола, репродуктивной функции, а также снижению уровня IQ. Воздействие СОЗ может приводить и к гормональным нарушениям, вызывать врожденные пороки развития и неврологические расстройства, онкологию. пестициды надолго проникают в почву, разрушают биоразнообразие. А ведь это- прямая угроза и генофонду страны, и экологии.

«Пестициды – токсический удар по биосфере и человеку» 

Под таким названием еще в 1999 году вышла книга двух выдающихся борцов за Природу и Человека, участников Международного социально-экологического союза – профессионального химика Льва Александровича Федорова и биолога Алексея Владимировича Яблокова.

Авторы пишут, что почти половина вышедших из употребления пестицидов в мире находится в бывшем Советском Союзе, причем большинство их хранилищ находятся в Центральной Азии. В период до 1990-х здесь выращивались технические культуры на площади более 14 миллионов гектаров и туда завозилось огромное количество пестицидов для многократной обработки в основном хлопковых и табачных плантаций, около 60% из которых были высокотоксичными хлорорганическими пестицидами (ХОП), которые в настоящее время запрещены, либо их использование строго регулируется на международном уровне.

Сегодня эти ядохимикаты являются основной причиной загрязнения в регионе из-за того, что посевы обрабатывались пестицидами с самолетов, а значит, ядохимикаты распространялись на большие территории и часто попадали в реки и озера. На момент распада СССР в Кыргызстане насчитывалось более 45 взлетно-посадочных полос сельскохозяйственного назначения и 183 склада пестицидов, которые  смывались в реки, раскапывались сталкерами, да и просто бесхозно валялись вблизи полей и населенных пунктов. В 1970- 80-х годах для борьбы с популяциями сурков также более 1,5 миллиона гектаров на севере Кыргызстана и 300 тысяч гектаров на юге были обработаны ДДТ.

Таким образом Центральная Азия и Кыргызстан в том числе стали регионом, который содержит одни из самых больших запасов токсичных и запрещенных пестицидов в мире.

Пестицидная лихорадка

На территории Кыргызстана пестициды не производились и не производятся в настоящее время. Пестициды завозились централизованно по линии республиканского объединения «Киргизсельхозхимия» в больших количествах и становились своего рода «наркотиком» для земли.

После того как ВОЗ в 1973 году запретила использование хлорорганических пестицидов, их остатки благополучно перекочевали в соответствии со всеми ГОСТами в специально оборудованные герметичные саркофаги и хранились   в земле. Но после распада СССР Кыргызстан, как и многие из бывших республик, полностью утратили контроль за этой системой — запасы агрохимикатов остались без охраны, а непригодные пестициды не хранились должным образом.

Алмаз Алакунов, завотделом защиты растений и контроля Департамента химизации и защиты растений, рассказал, что пестициды были размещены в разных местах по всему Кыргызстану, но поскольку управление и регулирование участков было неадекватное, то наносили значительный вред окружающей среде и здоровью человека. Существенное загрязнение вредными веществами земель наблюдалось в районах размещения и складирования устаревших и запрещенных к применению пестицидов и сопредельных сред.

Люди помнили про хлорорганические пестициды, которые не теряли своих свойств в любую погоду и в течении длительного времени. Они не потеряли своей актуальности в борьбе с такими вредителями, как клещи, дающие за вегетационный сезон до 20-ти поколений; как совка и т.д. И вот в «лихие 90-е» появились черные копатели, которые долбили бетон и вскрывали саркофаги, добывая СОЗ-пестициды. Особенно процветал такой бизнес на юге республики, откуда  бОльшая часть выкопанных ядов продавались в Узбекистан.  Ну а на севере сталкеры искали креолин, применяемый в СССР для купки МРС. Особенно много его было захоронено в животноводческих районах, таких как  Кочкорка. Также местные сталкеры наживались на добыче цветного металла, в частности, алюминиевых фляг.

Вся эта лихорадка привела к перекапыванию территорий захоронений, разрушению саркофагов и падежу скота, а затем и к отравлению людей СОЗами.  Территории вокруг них  стали сильно загрязненными и неогороженными, что позволяло людям и животным беспрепятственно попадать на территорию могильников.

Свет в конце тоннеля

В 2002 году КР подписала Стокгольмскую конвенцию по СОЗ, которую еще называют главным достижением в деятельности мирового сообщества по химической безопасности. В соответствии с требованиями Конвенции, Стороны обязаны проводить инвентаризацию запасов непригодных пестицидов, разрабатывать планы обращения с этими химическими веществами и планы очистки загрязненных объектов. Как страна-подписант Кыргызская Республика смогла привлечь финансовую помощь иностранных доноров для проведения инвентаризации мест нахождения пестицидов для дальнейшего удаления их с территории Кыргызстана.

Отправной точкой в этом деле стал Национальный план выполнения Стокгольмской конвенции, подготовленный в 2006 году при поддержке Глобального экологического фонда.

В 2006-2008 гг в Ошской области при поддержке МИД Нидерландов было переупаковано, транспортировано и складировано на центральном складе «Сарай» в Карасуйском районе около 90 тонн устаревших пестицидов.

Справочно. Устаревшие пестициды ( УП) — запасы обезличенных пестицидов или их смесей неизвестного состава, с истекшим сроком хранения. Запасы устаревших пестицидов смешаны с почвой и зараженным упаковочным материалом.

А в 2009г стартовал региональный проект ВБ «Техническое исследование устаревших пестицидов в КР, РТ и РУз». В рамках проекта была  проведена  инвентаризация УП,   на складах было выявлено 50,2 тонн УП, из них около 4-х тонн ДДТ. Выявлено два могильника УП в Сузакском районе по архивным данным:

«Сузак А» –  от 2000 до 3000 тонн УП;

«Сузак Б» – 1300 тонн УП.

В 2011-2013гг Турецкий трастовый фонд поддержал региональный проект: ФАО-Турция  «Инвентаризация устаревших пестицидов и связанных с ними отходов в странах Центральной Азии, Кавказа и Турции». В результате инвентаризации было выявлено устаревших пестицидов:в Баткенской области – 5,5 тонн, в Таласской – 19,2 тонн, в Иссык-Кульской – 259,8 тонн и в  Нарынской области – 17,0 тонн. В Кочкорском районе  Нарынской области обследован могильник УП «Оробаши», где  по архивным данным значилось 580 тонн УП. Тогда же был сделан анализ законодательства в области управления пестицидами.

В 2011-2015 гг также был реализован  Региональный проект ГЭФ/ЮНЭП «Представление и увеличение устойчивых альтернатив ДДТ для контроля над трансмиссивными болезнями в странах Южного Кавказа и Центральной Азии». Была проведена  инвентаризация в Чуйской области, которая выявила 119,7 тонн УП. А после переупаковки  УП с 2-х приоритетных складов в Ат-Баши, в металлический 40 — тонный контейнер  были помещены 17125 кг ДДТ.

Для решения вопросов надлежащего обращения с СОЗ, в 2019 году был принят обновленный План действий по выполнению Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях.

Имеем сегодня то, что имеем


В 2022 году в КР завершена национальная инвентаризация 62-х объектов, связанных с хранением устаревших пестицидов. По последним данным Департамента химизации и защиты растений, количество пестицидов с истекшим сроком годности в могильниках и складах составляет 5447,8 тонн.

«574,5 тонн УП (где 21,2тонны — это СОЗ)  – хранятся на складах, но большая часть или 4873,3 тонны ( где 2052,5 тонн –это СОЗ) захоронена на трех полигонах:

А) в Сузакском районе Джалал-Абадской области  

* 3000 тонн, из которых– 1033,4 тонн СОЗ,  в «Сузак А» размером 160х70 метров (примерно 1,2 гектара);

*1023,3 тонн, в том числе  724,7 тонн СОЗ, в «Сузак Б» размером –160х30 метров (примерно 0,5 гектара)

и

Б) 850 тонн, из которых 294,4 тонн СОЗ,  в ядомогильнике в урочище Кургак-Укок села Кочкор Нарынской области,- говорит Алмаз Алакунов, завотделом защиты растений и контроля Департамента химизации и защиты растений.

По его словам, на сузакских могильниках под координацией ГАООСЛХ были проведены работы по снижению экологических рисков:

*в 2013 году  в «Сузак А» установлено ограждение, по периметру сооружены дренажные рвы, саркофаги с ядохимикатами накрыты водонепроницаемой пленкой и засыпаны грунтом, построен домик сторожа, установлена солнечная электростанция.

*в 2015 году в «Сузак Б» восстановлено ограждение, установлены ворота, по периметру сооружены дренажные рвы, саркофаги накрыты водонепроницаемой пленкой и засыпаны грунтом, установлен домик сторожа, солнечная электростанция, система видеонаблюдения.

*могильник УП в районе Кочкорки  Нарынской области размещается на пастбищных землях села Исакеев в Кочкорском АО на возвышенности среди холмов. Неподалеку проложена всего одна подъездная дорога, а вот ограждения там никогда не было с самих 70-х -80-х годов прошлого века и там нет никакой охраны.

В итоге собранные данные были введены в онлайновую систему запасов непригодных пестицидов. Однако никто конкретно не говорит о том, а что же с этими запасами делать дальше?

Подписать химические конвенции — не значит выполнить обязательства по ним

В начале марта Ассамблея ООН по окружающей среде (ЮНЕА) призвала все страны исключить использование самых токсичных пестицидов в мире в глобальном масштабе к 2035 году. Кыргызская Республика как член ООН со 2 марта 1992 года в качестве нового независимого государства  также  обязана принять меры к избавлению своей территории от могильников устаревших пестицидов.

А, согласно Стокгольмской конвенции, республика уже к 2025 году должна избавиться от запасов сельхозхимии. Но пока этот вопрос никак не решается. Власти реагируют на это проведением парламентских слушаний, написанием множества концепций и программ, принятием новых постановлений и так далее и так далее.

Например, в начале февраля этого года кабмин утвердил перечень чрезвычайных ситуаций, связанных с выбросом пестицидов и агрохимикатов, ликвидация которых осуществляется за счет средств республиканского и/или местных бюджетов. Согласно информации от уполномоченного государственного органа по химизации, защите и карантину растений, в этот перечень вошли ЧС, связанные с выбросом токсичных, канцерогенных, мутагенных и тератогенных пестицидов и загрязнением ими сельхозпродукции, почв и оросительных вод, повлекшие за собой локальные и крупномасштабные аварии и стихийные бедствия. Контроль за исполнением постановления возложен на управление контроля исполнения решений президента и Кабинета министров Администрации президента.  Однако совсем неясно, когда и куда переупакованные СОЗы повезут на утилизацию.

Тупик в конце пути…

По словам Эламана Дуйшеева, национального менеджера ФАО, Кыргызстан попросту не может их утилизировать! У нас нет приемлемых технологий для уничтожения запасов устаревших пестицидов.

Как рассказал Адыл Нурбаев, заведующий отделом карантина растений Департамента химизации и защиты растений, соседний Казахстан хотел построить завод по сжиганию непригодных пестицидов и даже нам предлагали участвовать в этом строительстве. Но после долгих расчетов сосед отказался от этой мега дорогостоящей идеи строительства сжигающего завода.

Во-вторых, чтобы расходы на строительство окупились, предполагалось, что пестициды для сжигания будут поступать непрерывным потоком со всех стран региона, но какая республика в состоянии  заплатить  космическую цену в 1200 долларов за сжигание 1 тонны пестицидов? «Эту цену мы рассчитывали в 2015-16 годах, но с того времени  она только увеличилась,- говорит Адыл Нурбаев,- Также надо понимать, что сжигать придется и землю по периметру, а потом еще ее реабилитировать, что тоже дорого».

… или выезд из тупика?

Логично задуматься: ну если не уничтожаем УП в КР, может уничтожим за границей, где имеются такие технологии?

«Такие заводы, где есть технологии по расщеплению устойчивых химических соединений на более безвредные субстанции, имеются в странах Европейского союза. Утилизация 1 тонны пестицидов обойдется примерно в 5 тысяч евро. Но даже если деньги на это будут выделены международными организациями, но мы не можем вывезти УП за пределы страны на специальные предприятия», — сообщил Олег Печенюк, директор  ОО «Независимая экологическая экспертиза».

Почему? КР – Сторона Базельской Конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением (захоронением), насчитывающая 190 стран-участниц      В конвенции заложен «принцип предварительного согласия»: до начала экспорта государство-экспортёр должно уведомить государства, через которые будет проходить транзит, и государство-импортёр о перемещении опасных отходов, предоставив им подробную информацию. Для правомерного перемещения необходимо письменное согласие государств импорта и транзита.

Однако КР одновременно и член ЕАЭС. А законодательство Таможенного союза запрещает транспортировку такого вида опасных токсических веществ через территорию стран-участниц, в данном случае речь идет о Казахстане и России.

И снова замкнутый круг! 

Ведь обеспечение безопасного хранения  УП пока  тоже не представляется возможным. После выбора вариантов решено было устаревшие пестициды переупаковать и так хранить до лучших времен. Уже даже обучены специалисты, которые будут непосредственно заниматься переупаковкой, из тех средств, что были выделены на борьбу с СОЗ, но …снова тупик!

«По закону «О лицензировании» все работы с опасными отходами должны быть лицензированы. Однако в Кыргызстане, как оказалось, крайне мало организаций с такой лицензией. В результате нет лицензированных местных экспертов, обладающих правом проведения операций с опасными отходами. Проблема до конца так и не решена», — говорит Олег Печенюк, —  Кстати, и хранилище для переупакованных пестицидов должно иметь паспорт отходов, в котором должно указываться наименование вещества, сроки хранения и упаковки. Это не может быть просто какой-то бесхозный склад, куда свезут переупакованные пестициды. И на каждом мешке и на каждой бочке должна быть информация о том, что там конкретно находится».

Ничейные! 

«Все понимают, что с могильниками УП что-то надо делать, но инициировать это может собственник, а собственника нет», — говорит эксперт Индира Жакыпова.        

Де-юре территории могильников УП принадлежат какому-либо госоргану, а вот яды в ней как бы и не существуют! Например, могильник «Сузак-А» находится на  территории Кара-Алминского лесхоза, но лесхоз не берет его на свой баланс. Могильник «Сузак-Б» — уже на территории Кызыл-Туйского айылного округа, но на карте показаны только сельхозугодья, принадлежащие сельскому АО, а вот сам могильник нигде и никак не зарегистрирован. Могильник близ Кочкорки тоже ничейный, хотя земля принадлежит Кочкорскому АО.

Ну как тут не провести аналогию со словами  депутата ЖК Гули  Кожокуловой, которая так отозвалась о радиационных хвостохранилищах: «Здесь большая собака зарыта с большими последствиями и большим неприятным запахом».  

 «Вот если бы вместо устаревших пестицидов было бы захоронено золото, то хозяин быстро бы нашелся! — шутит Алмаз Алакунов, — А вот от ядовитых недр все отмахиваются, мол, это не наше. Вот и получается, что и спросить-то за их судьбу не с кого! Поэтому наш Департамент  химизации и защиты растений может сегодня только просить руководство АО осматривать внешнее состояние полигонов. Да и для надзора у органов МСУ нет ни техники, ни соответствующих специалистов, нет и финансов. Вот до сих пор не установлено ограждение колючей проволокой полигона в Кочкорке, вся надежда только на проект ФАО».

Лед тронулся!

У министерства природы, экологии и технического надзора нет ни финансовых ресурсов, ни технического потенциала брать на себя ответственность за должное обращение  с запасами непригодных пестицидов. Но этот госорган еще в конце декабря 2023 года инициировал Проект постановления об ответственности за могильниками УП.

В настоящее время идет внутриведомственное согласование среди 9-ти министерств, по регламенту дается на это 3 месяца. Все участники голосования должны прийти к консенсусу, в противном случае есть вариант повторно инициировать данный Проект.

«Если брать во внимание опыт, человеческие ресурсы, материально-технические возможности, то  самым оптимальным решением определить хозяина устаревшим пестицидам была бы передача их на баланс МЧС, — убежден Алмаз Акунов,- У МЧС есть богатый опыт работы с урановыми хвостохранилищами и, самое главное, при МЧС есть Департамент по отходам!»

А пока 20 летние безуспешные попытки передать УП на баланс МЧС волею судьбы увенчались успехом.   Правда, пока повезло   только «Сузаку А», наконец-то  оказавшемуся в его зоне ответственности из-за того, что Лесная служба вместе со штатом, финансовыми и материально-техническими средствами перешла из  МСХ в ведение Министерства чрезвычайных ситуаций Кыргызстана. Соответствующее постановление 4 марта 2024г подписал председатель кабмина КР Акылбек Жапаров. Однако остальные могильники и склады все еще ждут своего оператора, который отчет Правительству будет давать, а доноры- знать, с кем им работать.

Текст: Ирина Байрамукова, фото — www

0

Related Posts

Оставить комментарий