Главная страница » Шуруповерт, Dolce Gabbana и электростанции…

Шуруповерт, Dolce Gabbana и электростанции…

от admin
0 комметарий 3 просмотров

Странное название для статьи, казалось бы. Но связь есть. Представьте:
руководитель ОсОО «Калининская ГЭС», председатель Ассоциации
возобновляемых источников энергии КР, член рабочих групп по законодательству в
этой сфере при ЖК КР и правительстве. А еще – очаровательная женщина,
увлекающаяся обустройством своего дома. Элеонора Казакова привыкла ломать
стереотипы о том, что женщина и энергетика несовместимы.
– Элеонора, удивительно видеть в качестве руководителя компании,
занимающейся малыми ГЭС, женщину. Как случилось, что вы вошли в эту,
казалось бы, сугубо мужскую сферу деятельности?
– Отвечу откровенно, оканчивая среднюю школу и выбирая себе профессию, я даже не
помышляла ни об энергетике, ни о какой-либо другой технической специальности. Всегда
считала себя гуманитарием. Больше любила литературу, рисование и… французский язык.
Именно он и стал для меня первой специальностью, а в дальнейшем мостиком в другую
профессиональную жизнь. Не зря говорят: «Пути Господни неисповедимы».
Начало моего трудового пути пришлось на «лихие» 90-е годы. Распад Союза,
образование независимых государств, переделка и перестройка экономических связей,
какая-то профессиональная дезориентация для тысяч и тысяч людей, что заставило
многих приспосабливаться к новым условиям жизни, осваивать новые профессии и новые
горизонты. С открытием границ стали очень востребованы иностранные языки. Кому-то
для того, чтобы эмигрировать, кому-то для того, чтобы устанавливать деловые связи с
иностранными партнерами. Газеты пестрили объявлениями о наборе групп для обучения
языкам, основам ведения бизнеса, менеджмента и пр. Меня пригласили в консалтинговую
фирму вести бизнес-курс французского языка, который был востребован желающими
эмигрировать в Канаду. Кроме языков, компания специализировалась на обучении основам
управления бизнесом, человеческими ресурсами и социсследованиях. В те годы это было
еще в новинку. Заказы сыпались, как грибы. Надо сказать, что преподавателями курсов
были профессионалы, кандидаты и доктора наук развалившегося государства, те, кто смог
правильно сориентироваться и применить свои знания в наступившей эпохе «нового
сознания».
В один из дней наша компания получила предложение от программы Европейского
союза на обучение преподавателей школ бизнеса во Францию. Вот так, благодаря знанию
французского языка, и привел меня счастливый случай к обучению экономике,
менеджменту и деловому праву сначала в Институт управления предприятий в г. Экс-ан-
Прованс, а затем в Высшую коммерческую школу в г. Руан во Франции.
Там я и встретила своих будущих работодателей – производителей оборудования для
малых гидроэлектростанций, с которыми в 1996 году мы приехали изучать богатый
гидропотенциал малых рек Кыргызстана.
Регион за регионом, один створ за другим, с помощью местных инженеров-
энергетиков мы исследовали заброшенные малые ГЭС в поисках подходящего объекта для
восстановления или реконструкции. Так, постепенно, в моем обиходе появились
технические термины, моя домашняя библиотека пополнялась техническими словарями
разных изданий и направлений, так начинались мои «технические университеты». Одному
гуманитарному предмету я осталась верна – любимому французскому языку.
В конце 90-х тема малых ГЭС еще не была так популярна, как сегодня. Больше
интереса они вызывали у иностранных компаний, которым нужны были новые рынки
сбыта своего оборудования. Большая гидроэнергетика по-прежнему была одной из
основных стратегических отраслей. Частных производящих компаний в энергетической
отрасли в тот период еще не было, но законодательные основы в энергетике,
способствующие их появлению, уже определялись.
Предложение «моих» французов о восстановлении заброшенной МГЭС в 1997 году
стало первым пилотным проектом в Кыргызстане. И мне отрадно сознавать, что я являюсь
участником этой странички в истории возрождения малой гидроэнергетики нашей
республики. По инициативе французских инвесторов было создано совместное
предприятие с государственной компанией АО «Кыргызэнергохолдинг» – ОсОО
«Калининская ГЭС», которое получило лицензию первого независимого производителя
Кыргызстана. От дефицита электроэнергии страну отделяло свыше десятка лет.
– Турбины, уровень воды, энергетика – это ведь сложные вещи, требующие
глубоких, серьезных знаний и смелости, потому что энергия – это прежде всего
сила, не только помогающая человеку, но и очень опасная. Как в вас родилась
уверенность, что вы справитесь с большой ответственностью?
– Я в принципе человек очень ответственный. Где-то даже перфекционист. Так уж по
жизни случилось, что я с самого детства то председатель совета отряда, то староста
класса, то староста группы в университете, то руководитель. Волею судьбы я оказалась в
энергетике. И хотя есть у энергетиков перефразированная шутка «курица – не птица, баба
– не электрик», опровержение тому – сотни женщин, работающих в энергоотрасли на
разных, порой опасных для жизни, должностях. Что касается меня, я же не занимаюсь
непосредственно техническим обслуживанием. Для этого существует команда
профессионалов-технарей. Я управленец. Моя задача, учитывая специфику
функционирования малого предприятия, которым мы являемся, выстроить грамотную
стратегию работы, подбор персонала, отношения с партнерами, постараться обеспечить
финансовую стабильность в условиях бесконечно происходящих преобразований в
энергетическом секторе и в целом в экономике страны. Безусловно, все это требует
определенных отраслевых знаний. Все это приходит с опытом. Но поначалу, не скрою,
когда французы предложили мне стать исполнительным директором МГЭС, я говорила,
что мне это и в страшном сне не могло присниться. Но, повторюсь, в любом деле главное –
работа команды, правильный подбор профессионалов. Можно быть высококлассным
инженером, но плохим организатором, что явно не будет способствовать успеху
предприятия.
– В вашей отрасли коллегами, партнерами являются мужчины, специалисты
по ВИЭ, по малым ГЭС. Как они вас воспринимают? Легко ли быть с ними на
одном уровне и говорить на одном профессиональном языке?
– Спустя двадцать с лишним лет уже гораздо легче! Случается, правда, что при первом
деловом знакомстве меня не сразу воспринимают всерьез. Мешает эдакий образ
«женщины-блондинки». Кроме того, привычка представляться по имени, без отчества, как
это принято у иностранцев, приводит порой к случаям, когда к тебе начинают обращаться
на «ты» даже совсем юные коллеги. Но достаточно быстро все-таки срабатывает принцип
«встречают по одежке, провожают…».
– Легко ли при этом оставаться просто женщиной – теплой, понимающей,
заботливой и мягкой? Или работа руководителя в энергетической сфере
накладывает свой отпечаток и на вашу личную энергию, характер?
– Несмотря на то что мне «кармически» предопределена роль руководителя, по
гороскопу я Лев, я очень мягкий и терпеливый человек. Терпение – именно это качество в
первую очередь всегда подчеркивают мои друзья и коллеги. Я абсолютно не конфликтный
человек. Никогда не позволяю себе грубого общения, в том числе с подчиненными. К
сожалению, часто не могу сказать «нет», отказать в какой-то просьбе, чувствую себя при
этом очень некомфортно. При этом, конечно, никогда не допущу грубости в свой адрес и
всегда стараюсь найти способ корректного общения.
Как я уже упоминала выше, я – перфекционист. Я не погружаюсь в работу, забывая
о доме, и наоборот. Все должно быть по возможности хорошо и там и там. Обожаю
заниматься своим домом, заботиться о своих близких. Во мне проявился руководитель-
энергетик, но не реализовался дизайнер интерьера. Если есть возможность что-то менять
дома, я буду делать это бесконечно. Если можно передвинуть, буду двигать, если нет –
менять предметы интерьера. В выходные дни с удовольствием смотрю передачу
«Обустройство и ремонт» или что-то подобное в интернете. Одинаково дружу со
сковородкой и с молотком. Недавно поймала себя на мысли, что в свой wish list к
празднику вписала бы шуруповерт и новый флакон своих любимых Dolce Gabbana light
blu.
Мой папа очень хотел сына после рождения моей старшей сестры. Не случилось.
Папа был инженером, работал в киноиндустрии с киноаппаратурой, всякой электроникой.
За неимением сына привлекал меня в детстве разбирать мелкие детальки, транзисторы,
резисторы, какие-то мелкие предохранители. Мне нравилось. Может быть, уже тогда это
волшебное слово «электро» как-то подсознательно вошло в мою жизнь.
– Насколько реальны перспективы распространения принципов ВИЭ у нас в
стране? Увидим ли мы с вами результаты? Или их увидят уже только наши
дети и внуки?
– Результаты мы увидим, я уверена, в ближайшей перспективе. Это уже вошло в
нашу жизнь. С каждым годом установки, использующие возобновляемые источники
энергии, все чаще находят применение у разных слоев населения. Мы уже не можем жить
без мобильных телефонов. Точно так же в нашу жизнь все больше и больше будут
проникать ВИЭ. Слишком стремительно меняется мир технологий.
Я являюсь председателем Ассоциации ВИЭ КР и членом рабочих групп по
законодательству в этой сфере при ЖК КР и правительстве. Уже не первый год, наблюдая
и активно работая в этой сфере, убеждаюсь в том, что перемены начнут происходить не
сверху, а снизу. Превосходство большой гидроэнергетики, являющейся особенностью
Кыргызстана, и одни из самых низких тарифов на электроэнергию в мире предопределяют
государственную политику в энергетическом секторе. Отсутствие политической воли по
масштабному внедрению ВИЭ в стране в отсутствие собственных новых мощностей, при
параллельно возрастающем энергопотреблении, активизируют в конце концов население и
малый и средний бизнес в приобретении и строительстве установок малой мощности.
Пока низкий тариф не стимулирует потребителей эффективнее использовать
электрическую энергию. Но повышение тарифов не за горами. Макроэкономические
обстоятельства и требования времени заставят власти страны принять решение о
повышении тарифов, а потребителей электроэнергии задуматься об экономии и
обеспечении своих энергопотребностей независимыми энергоносителями на основе ВИЭ.
Мы в свою очередь работаем над совершенствованием нормативной правовой базы
и пытаемся построить диалог между бизнесом и государственными органами с целью
найти возможные механизмы внедрения и более масштабного использования ВИЭ.
В прошлом году Кыргызстан отмечал 85-летие энергетического сектора. Отрадно
отметить, что малые «кирпичики» в строительство энергетики вложены и нашей
компанией – ОсОО «Калининская ГЭС», бесперебойно работающей после восстановления
вот уже 22 года, и работой моих коллег по Ассоциации ВИЭ КР. А мне лично приятно
похвалиться оценкой моего вклада и работы в отрасли, наградой от правительства –
именными часами от премьер-министра Кыргызской Республики.
– О чем вы мечтаете? В профессиональной сфере и в личной?
– В профессиональной сфере я, однозначно, хочу как можно быстрее увидеть
улучшения в энергетическом секторе Кыргызстана. Развития и применения доступных,
чистых источников энергии. Я хочу просыпаться и видеть за окном чистый воздух,
экологический транспорт, зелень, благоустроенный город. И чтобы такая картинка была не
только за моим, но и за окном каждого жителя каждого региона нашей страны.
Я родилась и всю жизнь прожила в Кыргызстане. Здесь родились мои дочери. И
несмотря на то что теперь они живут в Санкт-Петербурге, я хочу, чтобы они всегда хотели
сюда возвращаться. В зеленую, солнечную страну своего детства. Я хочу наслаждаться
прогулками с моим маленьким, пока единственным внуком, а потом, надеюсь, и с
другими, в чистом городе, не переживая за то, что он вошел в рейтинг самых «смоговых»
городов мира.
В преддверии прекрасного весеннего женского праздника я хотела бы пожелать
всем женщинам, девушкам, девочкам здоровья, улыбок, света, тепла, внимания и
исполнения самых заветных желаний!

0

Related Posts

Оставить комментарий